Your browser doesn't support JavaScript, so you can't post here.
НП МАСОД - Механизация сложной ручной работы
  • Механизация сложной ручной работы

    Зигфрид Гидион (Sigfried Giedion)
    Mechanization of a complicated craft
    (из книги "
    Mechanization takes command")
    Автор перевода: Обринский К.Л.
    Искусство слесаря

    В течение нескольких столетий после периода поздней готики, слесарь был известен как ремесленник наиболее сложной ручной работы. Он объединял мастерство рук с даром неутомимой изобретательности. Его работа включала, помимо замков, все виды искусно выкованных из железа изделий: ворота, решетки, дверные ручки и фантастические украшения из железа для сундуков.
    Готический период был очень скуп на физический комфорт, однако было сильным стремление оживить окружающую человека среду декором. Обработка древесины для двери была очень груба и не отточена, поэтому мастер направлял все свои старания на деликатную область двери — замочную скважину. Он обрамлял её утончённым орнаментом, как будто украшал манускрипт. И ручку, которая двигает запор, он превращал в абстрактную изогнутую форму, заканчивающуюся головой животного, как в замке на доме в Виспе в Швейцарии (рис. 26).

    Рис.26. Замок дома в Виспе (Швейцария) в стиле поздней готики. Деревянная поверхность двери относительно грубая. Мастер уделил особое внимание железному обрамлению самой важной части двери - замочной скважины.
    Позже, в восемнадцатом веке, в последнем периоде ручного ремесла, мастера на-правляли свою энергию на создание масштабных работ, таких как кованые решетки, обрамляющие хоры нефа в монастырских церквях, окружающие парки, или оформляющие входы в общественные скверы. Они плели прозрачные покровы из железа перед алтарем или в парке. Художник-слесарь вплетает в архитектонику пространства парящие железные конструкции, как занавес из водяных струй в скульптурных фонтанах с зеленью позади. (1) Развитие этого артистизма шло параллельно с достижениями восемнадцатого века в содержании и удобстве, начиная с последних лет эпохи Людовика XIV и Регентства. (2)

    Луи Себастьян Мерсье, выдающийся критик конца Старого Режима, был одним из первых, кто посмотрел на город с точки зрения социолога. Как уже было сказано, он описывал подвал и чердак, но забывал про салон. Когда он касается изысканной ручной работы, критика исчезает. Мерсье описывает с прямотой своего времени высокий уровень мастерства в предшествующие французской революции годы: «Наш кузнец стал художником. Искусство кованого металла сплавляет его с архитектурой; это проявляется в идеальных решетках, которые превосходно улучшают вид, не разрушая его. Железо стало гибким, как дерево. Оно скручено как угодно и превратилось в лёгкую и трепещущую листву; его грубость устранена, оно ожило.»

    Но все это умерло, когда произошла промышленная революция. То, что кузнец выковывал ранее вручную из железа, теперь доверялось матрице. Между 1825 и 1845 годами, как отражено в докладе жюри Парижской Международной выставки 1867 года, высококвалифицированные кузнецы исчезли из больших городов. Решетки, перила, балконы стали изготавливаться литьѐм.

    Благодаря преобразованиям Османа в Париже при Второй империи появились крупные фирмы, которые предлагали большое число литых деталей для ограждений бульваров с литыми копиями скульптур Микеланджело. Их каталоги походили на учебники истории искусства, разросшиеся до трех или четырех сотен страниц. Но мы не будем останавливаться на этом аспекте механизации работы слесаря. Это было бесплодно с исторической точки зрения, ибо представляло собой простой способ механизации, единственной целью которой являлось производство как можно более дешѐвых копий. Механизация в слесарной сфере только тогда представляет исторический интерес, когда она выбирает трудный путь: когда она достигается путем создания новых методов и новых целей. В механическом производстве чугунных решеток и украшений нет творчества.

    Чтобы получить представление о реальной природе механизации, мы должны обратить внимание на замок. В этом аспекте переход от ремесла к механическому производству не происходил нигде с такой скоростью и эффективностью, как в Соединенных Штатах. Изменения произошли в течение двух десятилетий с 1830 по 1850 год, десятилетий особой важности в формировании отличительных особенностей американской промышленности. Сначала европейская практика использования ко-ваного железа для различных частей замка пришла в Америку, но почти с самого начала отличия начались с замены «кованых деталей литыми…. Это изменение материала значительно снижало стоимость производства, и вскоре привело к изменениям в конструкции....»(3)

    От ремесла к механическому производству

    Переход от ручного к механизированному производству послужил толчком изменений также в банковских и сейфовых замках. Эти дорогие замки, стоимостью от $100 до $400, эволюционировали в шестидесятых годах прошлого века в новый тип эффективных и недорогих промышленных замков. С конца восемнадцатого века задача создания взломостойких замков захватила умы изобретателей почти так же, как создание вращающегося барабана в пистолете в конце тридцатых годов, когда самые экстравагантные решения были предложены для автоматической перезарядки.

    Из множества решений, предлагаемых к проблеме запирания, мы выделим одну, которая была разработана Линусом Йелем-младшим. Это произошло с большим потоком изобретений в шестидесятых, и может выступать в качестве символа перехода к машинному производству замков. Детали замка Yale незначительно изменились со временем, но первоначальный принцип запирания сохранился.

    Мы выбрали этот замок для рассмотрения, потому что в нём принцип изготавливавшихся вручную замков полностью изменился. Древние и недавние традиции переведены в современное механическое производство.

    Такое взаимодействие от античности до современности имеет аналогию в искусстве наших дней. Непосредственное влияние самых разнообразных периодов, от наскальных рисунков до африканских изваяний, помогло современным художникам найти путь к нашей современной ментальности.

    Ранняя стадия: безопасные и взломостойкие банковские замки

    История штифтового цилиндрового замка, известного как «Yale lock» (4), тесно связаны с созданием сейфов и сейфовых замков для сохранения ценностей от огня и кражи.

    Чугунные сундуки для общих целей были сделаны в Англии в 1780 году, когда чугун впервые использовался в колоннах и даже в гробах. Первые портативные несгораемые сундуки были построены во Франции примерно в 1820 году. Их стенки состояли из двух железных пластин со слоем термостойкого материала между ними (5). Вскоре они были введены в Соединенных Штатах.

    В конце двадцатых годов и в начале тридцатых годов, американцы пытались улучшить конструкцию сейфа и изоляционный материал его стенок.

    Первый успех был зарегистрирован в начале тридцатых годов, когда случился большой пожар. Публика была поражена, когда увидела, что в сгоревшем здании сейф был цел, и его содержимое осталось невредимым. Они спонтанно окрестили его «Саламандра» (6), но его официальное название было сначала "огнеупорный" (как в Филадельфийском каталоге 1838), а позднее, в пятидесятых, "Железный сейф" (рис. 27, 28).

    Рис.27. Акварельный этюд к рекламе несгораемого сейфа. Начало 1850-х годов. Извлечение документов после пожара. Редкий экземпляр, сохранившихся в коллекции Белла С.
    Ландауэра, New-York Historical Society

    Рис.28. Огнестойкий сейф Херринга. Реклама, 1855. Демонстрация на Лондонской выставке 1851 года, патентообладатель запер тысячу долларов в золоте в нем и бросил вызов всем взломщикам мира. Никому вскрыть его не удалось.
    Так в пятидесятых, сложилась стандартная форма несгораемых сейфов. Широко разрекламированные как отличный американский продукт, они распространилась от банков, страховых компаний и фабрик до обычных магазинов и частных домов. Несколько удивительно, что уже тогда было пристрастие к устойчивым к катастрофам сейфам.

    Магазин Вуда там был поглощен огнем прошлой ночью.... Жар расплавил шарниры дверей, дым выходил из сейфа, содержащего все наши книги и деньги... Толпа собралась вокруг, чтобы увидеть, как его будут открывать...
    но, к их удивлению, каждая книга, бумага и деньги были в сохранности, и даже написанное на бумаге было, как и сама бумага, сохранено. (7)

    Развитие огнеупорных сейфов и банковских замков совпадает с ростом промышленности, крупного банковского дела и финансов, рост фондовой биржи, увеличением богатства, умножением состояний. Когда примерно в 1825 году были по-строены первые роскошные резиденции по Риджентс-парк в Лондоне для восходящего благодаря развитию промышленности и торговли нового класса (8), несгораемые сейфы и взломостойкие замки были к их услугам.

    Усовершенствование банковского замка

    С технической стороны, промышленный замок Линуса Йеля имеет свои корни в сложных механизмах взломостойких банковских замков.

    Французы преуспели во всём, что связано с изысканными ремеслами, от мебели и живописи — высочайшего мастерства человеческих рук — до удивительно хитрых автоматов.

    Замок, обычно использовавшийся с пятнадцатого века, удерживает дверь закрытой с помощью засова, подпираемого с помощью пружины. Ключ, пройдя через замочную скважину, действует непосредственно бородкой на засов так, что при повороте ключ перемещает засов замка и разблокирует дверь. Главное здесь то, что участок ключа действует непосредственно, без посредников, на засов.

    Восемнадцатый век сделал замки сложнее, вставив между ключом и засовом набор подвижных пластин на шарнирах. Эти параллельные пластины должны быть выровнены с помощью ключа, прежде чем они позволят засову двигаться.

    Вскоре, по-прежнему в восемнадцатом веке, Англия стала лидировать, сохраняя свои позиции до середины девятнадцатого века, когда Соединенные Штаты вышли на первый план. Англичане разработали ещё более сложное взаимодействие между тумблером и засовом, снабдив тумблер прорезями и выемками (9).

    Замок (изобретѐн в 1784 году), который связан с именем Джозефа Брама, изобретателя гидравлического пресса, стал взломостойким замком того периода, и его слава длилась на протяжении всей первой половины девятнадцатого века (рис.30). Его принцип такой же, что и в прежних замках, но внутреннее устройство полностью изменено. Он уже приближается к банковскому замку тем, например, что тумблеры расположены вокруг ключа, тем самым решая проблему безопасного замка по отношению к существовавшим до сих пор. И хотя замок Брама был наконец вскрыт на знаменитой Выставке 1851 г. в Лондоне, он заставляет потрудиться и не может быть вскрыт быстро.

    Вскрыл его А. Г. Хоббс из Нью-Йорка, который выиграл двести гиней, назначенные производителями замка Брама в качестве награды любому, кто сможет его вскрыть. Хоббс, который по его заявлению «может вскрыть любой замок в Англии в течение нескольких минут», был известен вскрытием другого знаменитого замка за небольшое время. Но замок Брама отнял у него месяц, с 24 июля по 23 августа, когда ему, наконец, это удалось. Таким образом Хоббс доказал, что «любой замок, который позволяет выставить его тумблеры визуально или по ощущениям через замочную скважину, может быть открыт».

    Рис.30. Банковский замок Джозефа Брама. 1784.

    Существует тесная связь между банковским замком восемнадцатого века и решениями Йеля в промышленном дверном замке. Это явствует из детализации знаменитого в восемнадцатом веке банковского замка, показанной в Эдинбургской энциклопедии, опубликованной в Филадельфии в 1832 году. «В пластине FF ряд ползунков поджаты спиральной пружиной, навитой свободно вокруг стрежня, и могут перемещаться в своих канавках до верхней части цилиндра Е. Впервые замок имел раздельные и независимые пружины для каждого ползунка; но это очень большой шаг вперед — использование одной общей пружины для поднятия всего набора ползунков.»
    В то же время театральная процедура Хоббса была блестящей рекламой замка, который он представлял на Day & Newell, Нью-Йорк (рис. 31),и который получил Призовую медаль на Лондонской выставке. Это был замок "Parautoptic", для которого его фирма предложила награду в двести гиней тому, кто может вскрыть его. Но никому не удалось.

    Рис.31. Американский банковский замок:
    замок "Parautoptic" фирмы Day and Newell, 1851.
    Представленный в Америке в 1840-х годах, он был действительно чемпионом дня, «в котором никто не может знать конфигурацию». Его продавец A.C. Хоббс, который прославился, вскрыв замок Брама во время Великой Лондонской Выставки 1851 года. Несколькими годами позже (1856) Чемпион Parautoptic в свою очередь вскрыл Линус Йель-младший, который утверждал, что вырезал деревянный ключ для него «исключительно путем осмотра через замочную скважину».
    Обратите внимание на впечатляющее до сих пор оформление этой рекламы 1850-х годов.
    А. Г. Хоббс изобрел способ крепления стеклянных дверных ручек в своих гнездах. Но в первую очередь он был великолепным продавцом Day & Newell, Нью-Йорк, и стал самым ловким вскрывальщиком замков конкурентов, что способствовало продаже замков его собственной фирмы. Замок Day & Newell "Parautoptic" ("parautoptic" означало предотвращение внутреннего осмотра) начал использоваться в Америке в середине сороковых годов и был также известен в Европе до Лондонской Выставки 1851 года (10) Он имел ключ, состоящий из подвижных комбинируемых деталей. Согласно отчету Newell, владелец «может с величайшей лёгкостью изменять по желанию положение деталей его замка в каждый момент просто изменяя расположение деталей в ключе.» Далее из отчета: «Никто не может знать конфигурацию замка, даже изготовитель.… Он триумфально сопротивлялся всем самым умелым изобретательным усилиям открыть его (11). И на самом деле это был, как и заявлял Day & Newell, «Чемпионский Банковский Замок» на тот момент.

    Успех Хоббса в Лондоне был абсолютным, и вскоре английские банки стали устанавливать американские замки. Внезапно американские продукты выходят на первый план. Револьвер Кольта, резиновые изделия Goodyear и американский инструмент и машины были представлены на Великой Выставке изумленной европейской общественности.

    Банковские замки Линуса Йеля

    В Филадельфии, в середине пятидесятых, жил молодой слесарь, уроженец Новой Англии, Линус Йель-младший. В эти годы в Филадельфии (1855-1861), он сделал себе имя своими взломостойкими устройствами. Линус Йель-младший не был согласен с утверждением Хоббса, что «никто не может знать конфигурацию замка, даже изготовитель» . Он увидел дефект, который посчитал критической ошибкой (12), и после нескольких испытаний, он открыл один за другим замки Parautoptic с легкостью. Поэтому он утверждал, что «способ вскрытия наилучшего замка Parautoptic настолько прост, что любой умный парень может сделать деревянный ключ, который откроет эти замки и повторно закроет их снова.» (13). В своей брошюре Йель дает много отчётов от различные банкиров, показывающих, как Йель это делал. Один из них дает некоторое представление о ситуации: в Нью-Йорке банкир, чей замок Day & Newell, называемый в народе замком Хоббса, был вскрыт, пишет 12 января 1856 года:

    Мистер Йель вскрыл мой 10-тумблерный замок, лучший в своем роде, за что я заплатил триста долларов... он вырезал деревянный ключ исключительно после осмотра замка через замочную скважину, который переместил ригель обратно так же, как мой ключ. А потом, чтобы завершить мой конфуз, он отрезал одну часть его деревянного ключа и запер замок, и я не смог его открыть моим собственным ключом (14).

    В 1851 году, когда Хоббс лишился своего наибольшего успеха после вскрытия знаменитых банковских замков Англии, Линус Йель построил банковский замок, которому он дал новое имя: «Безошибочный банковский замок» или «Магический замок». И действительно, никто не может отрицать, что есть что-то волшебное в нём.

    Ключ для этого замка, в отличие от сложных «крылатых» ключей, был чрезвычайно прост. На первый взгляд он выглядел скорее как заводной ключ для часов или консервный нож для сардин (рис.32).

    Рис.32. Линус Йель-младший: «The Magic Infallible Bank Lock» («Волшебный Безошибочный банковский замок»).
    Линус Йель-младший уменьшил до минимума ключ, который полностью заполнял замочную скважину. Из замочной скважины участки ключа, воздействующие на тумблеры, были перенесены в глубину замка.
    Он состоял из круглого стержня, который заканчивался меньшим по диаметру и более сложным цилиндром. Когда этот небольшой инструмент вставлялся в замочную скважину, он занимал её полностью, и выступал с другой её стороны. Набор колес выставлялся участками на конце ключа в глубине замка без какой-либо возможности воздействия на них инструментом для вскрытия, там ключ воздействовал на тумблеры и двигал засов. После этого они автоматически возвращались к стержню.

    Теперь Линус Йель объявил приз в размере $3000 для тех, кто вскроет его «волшебный непогрешимый банковский замок». Мистер Хоббс никогда не выиграл его.

    Сам Линус Йель не был полностью доволен своим замком. Он в конце концов объявил, что любой замок с ключом и замочной скважиной в итоге может быть вскрыт. Он отказался от использования ключа вообще. Его «наборные кодовые замки» име-ли две ручки, которые устанавливались в определенные положения и двигали ряд тяжелых засовов.

    Принцип наборного замка был известен в прежние века, но Линус Йель-младший сделал на основе этой простой идеи очень сложный механизм, открывая путь для всех последующих разработок.


    Изобретение Линуса Йеля

    Сложные банковские замки не дают необходимого понимания в переходе от ручно-го производства к промышленному в слесарной сфере. Части их сложных механизмов почти полностью сделаны вручную. Они — изысканный продукт искусного мастерства, высокого слесарничества. Что революционно изменило производство замков, так это простой знакомый нам замок, что до сих пор носит имя своего изобретателя — Йеля. Изменение, которое нас интересует, это не только лишь механи-зированное изготовление деталей, которые ранее делались вручную. Интересным, в данном случае, является преобразование всего внутреннего организма замка, начиная его технической конструкцией и заканчивая его ключом.

    Человеку не просто сойти с проторенной дорожки: сойти с неё часто означает слом глубоко укоренившейся привычки, как каждодневное открытие или закрытие ящика стола или входной двери. Тем не менее, это было именно таким изменением, сделанным Линусом Йелем-младший в его штифтовом цилиндровом замке. Его техническое название понятно специалистам, знакомым с его устройством; большинство же его называет просто «замок Йеля». Тем не менее, его использование распространяется медленно. Он не упоминается в превосходной книге Питт-Риверса «О развитии и распространении примитивных замков и ключей», опубликованной в Лондоне в 1883 году. В Европе этот замок вошёл в широкое употребление только в течение следующих двух десятилетий, даже в странах, имеющих, как Швейцария, высокий уровень жизни. По-видимому, появление американских автомобилей в Европе связано с распространением замка на континенте. Банковский замок Линуса Йеля 1851 года, с другой стороны, стал известен в Англии вскоре после того, как был изобретён.

    Линус Йель-младший родился в 1821 году в городе Солсбери, штат Коннектикут, где его отец держал слесарный магазин. Молодой Йель был воспитан в атмосфере изготовления и изобретения замков, которая тогда царила везде на северо-востоке Соединенных Штатов. Мы знаем, но мало, о его короткой жизни (15). Он умер от сердечной недостаточности внезапно, в возрасте 47 лет, когда был по делам в Нью-Йорке на Рождество 1868 года. Его финансовое положение никогда не было радужным. В июле 1868 года, за шесть месяцев до его смерти, он встретил Генри Р. Тауна, а в октябре они организовали корпорацию по производству замков. Это стало крупным предприятием, известным как Yale and Towne Manufacturing Company, Стамфорд, Коннектикут, чья торговая марка - «Yale». Но Йелю не суждено было увидеть завод, где производились его новые промышленные дверные замки.

    Линус Йель-младший никогда не был практичным бизнесменом. Он был погружён в свои изобретения. Его отношение к жизни было больше похоже на дух Конкорда, Торо и Эмерсона, чем на проворного бизнесмена конца столетия. Некоторые известные факты его жизни соответствуют нашему о нём представлению. Его маленькое лицо с глубоко посаженными, одухотворёнными глазами. Плавные, небрежные черты выдают в нём музыканта или художника, а не эффективного менеджера. И в самом деле, Линус Йель-младший хотел сначала стать художником, портретистом.

    Родись он во Франции, он вполне мог бы найти свой путь в Латинский квартал, ибо он, конечно, не был обделён фантазией. Но самые творческие силы Америки в те дни не шли в живопись. Они были движимы тягой к изобретательству и участию в великой революции, преображавшей человеческую деятельность в любой сфере.

    Отец Линуса Йеля (16) был уже известен как создатель банковских замков. Сын не оставался с ним долго. Став вскоре самостоятельным, Линус-младший провел наиболее творческие годы в Филадельфии. Здесь он жил и здесь у него был свой магазин с 1855 по 1861 год (17). В эти годы он создал большую часть своих банковских замков.

    Здесь же, в 1856 году, он представил свой «Волшебный непогрешимый банковский замок» на рассмотрение комитета по науке и искусствам Института Франклина. Он до сих пор выставлен в Институте Франклина с автографом своего изобретателя (18).

    Здесь он создал все последующие конструкции, которые привели его шаг за шагом к сейфовому замку без замочной скважины — кодовому замку, — принцип, который так широко используется сегодня. И здесь же, наконец, он изобрёл знаменитый штифтовый цилиндровый замок. Он зарегистрировал описание своего первого патента на этот замок в 1861 году. К этому времени он был известен по всей стране, и его фирма считалась ведущей в Филадельфии (19).

    Конструкции Линуса Йеля

    Штифтовый цилиндровый замок, изобретенный Линусом Йелем-младшим, включает в себя следующие основные части.

    Во-первых, запирающий механизм замка — за исключением его первого патента 1861 года (рис. 33) — состоит из набора из пяти тумблеров. Эта конструкция сохранилась неизменной. Тумблеры называют «штифтами», потому что они были очень тонкими по сравнению с частями, обычно используемых в замках. Они представляют собой тонкие стальные прутки и состоят из двух частей, по причинам, которые мы рассмотрим позже (рис. 33, 34, 35).

    Рис.33. Линус Йель-младший: Первый штифтовой замок. Запатентован в 1861 году. Основные идеи штифтового цилиндрового замка полностью развиты в первом патенте: тумблеры расположены друг за другом в один ряд; замок состоит из закреплённого цилиндрического корпуса замка (розетки) и эксцентрично расположенного меньшего цилиндра (пробки). Штифтовые камеры образуются соответствующими отверстиями в корпусе замка и в пробке. Для установки тумблеров, однако, Йель по-прежнему использует круглый ключ, вставляемый пазом вниз традиционным способом. (Патент США, 29 января 1861 г.)

    Рис.34. Линус Йель-младший: второй штифтовый замок. Запатентован в 1865 году. С незначительными отдельными изменениями замок Yale достиг своего окончательного вида. Ключ выполнен как «тонкий листок стали, имеющий определённую форму, чтобы выставить линии разделения между тумблерами в одну линию». (Патент США, 27 июня 1865 г.)

    Рис.35. Замок Йеля, 1889 год. (A) Поперечное сечение через одно из штифтовых отверстий. (B) Продольный разрез. Ключ показанный в пробке поднимает штифты (тумблеры) на высоту, где линия разделения штифтов выставлен на одном уровне с линией разделения пробки и корпуса, позволяя пробке свободно вращаться. (C) Вид спереди на замочную скважину и пробку. (Каталог # 12 компании Yale and Towne Manufacturing Company , 1889)
    Во-вторых, корпус, содержащий весь замок, — эта часть позже названа «оболочка» или «накладка» - цилиндрический и может быть закреплён в двери. Он представляет собой полый цилиндр, имеющий продольную поверхность, через которую проходят пять вертикальных отверстий. Отверстия образуют камеры для штифтов (рис. 35). Йель в своём патенте 1865 года описывает «тумблерный корпус» как имеющий «цилиндрическое сквозное отверстие». Отверстие делается эксцентрично.

    В-третьих, в этом отверстии установлен меньший цилиндр, позже описанный как «пробка». Он также имеет, по словам Йеля, «отверстия, просверленные через него в плоскости, перпендикулярной его оси» (20). Отверстия в пробке соответствуют таким же отверстиям в закреплённом тумблерном корпусе и продолжают их. При определённых условиях, однако, этот второй цилиндр может вращаться. Теперь замок Йеля получил свое техническое название «цилиндровый замок», отличающее его от механизмов замков, использовавшихся с пятнадцатого века.

    Итак, имеются такие элементы замка Йеля: фиксированный цилиндрический корпус замка; расположенный эксцентрично меньший цилиндр (оба цилиндра имеют соответствующие друг другу отверстия); и размещённые вертикально в этих отверстиях пять круглых штифтов, состоящие из двух частей каждый. (Верхняя часть была впоследствии названа «толкатель», а нижний элемент сохранил имя «штифт».) Постоянно поджимающие штифтовые тумблеры вниз пять небольших спиральных пружин, установленные в верхней части отверстий.

    Таким образом, камера штифтов находится частично в неподвижном корпусе замка и частично в подвижном меньшем цилиндре. Штифтовые тумблеры под давлением пружин удерживают корпус замка и пробку вместе, и как гвозди, проходящие через два куска дерева, предотвращают их сползание. В таком положении пробка неподвижна. Механизм заблокирован.

    Чтобы разблокировать этот механизм, небольшой плоский ключ вставляется в узкую щель в пробке. Он проходит под подпружиненными штифтовыми тумблерами и поднимает их в точку, в которой стык между штифтами, по которому они разделяются на две отдельные секции, в точности совпадает со стыком между корпусом замка и пробки, то есть просто между неподвижными и подвижными цилиндрами (рис.35). Когда они точно достигли этой точки, они больше не препятствуют вращению пробки, которая теперь будет вращаться вместе с ключом. Механизм разблокирован.

    Практически ничего не осталось от древнего типа ключа после нововведений Йеля. Как Йель сам описал это впервые в своём патенте 1865 года, ключ представляет собой «тонкий листок стали, выполненный так, чтобы совместить линии разделения между штифтами в одну линию». Таким образом, ключ служит только для определённой установки штифтовых тумблеров. Небольшие наклонные плоскости ключа, служащие для этой цели, по словам современника, «напоминают изношенную пилу».

    В то же время квадратный хвостовик ключа, с его нарезкой, исчез. Ключ стал маленький и тонкий, и может быть отштампован моментально. Прежде всего, его функция изменилась. Он не действует непосредственно на засов, как это было сделано с тех пор, как человек изобрел механизм замка: она просто поворачивает вращающийся цилиндр. Ключ теперь просто ручка для этой цели.

    До изобретения Йеля размер ключа был пропорционален размеру замка, а его длина обязательно такой, чтобы достать замок через дверь (21). Йель же решил, что пробка будет вращаться при воздействии ключа, в то время как засов может быть помещен независимо от него. Таким образом, дверь может быть любой толщины, замок и ключ остаются неизменным по размеру и форме для всех замков и ключей одного и того же типа. Это привело к всеобщему принятию стандартными замками и стандартных размеров ключей для дверей самых разнообразных видов. Подробная иллюстрация в каталоге Yale and Towne 1889 года (рис.37) дает возможность увидеть механизм в разрезе части деревянного полотна.

    Рис.37. Замок Йеля не зависит от толщины двери. Ключу больше не нужно проходить через дверь. Поворачиваемый пробкой стальной стержень, на котором, как на этой иллюстрации из каталога 1889 года, обозначены дюймы, проходит через всю толщину двери и соединяется компактным механизмом замка с мощным засовом. (Каталог компании Yale and Towne Manufacturing Company # 12, 1889)
    Он показывает, как стальной стержень, прикреплённый к вращающейся пробке, проходит через толстую дверь и действует удалённо на засов на другой стороне двери (22). Линус Йель-младший предвидел такое усовершенствование в своём втором патенте (1865), и в патенте, выданном через несколько лет после его смерти (рис.38) (23), он показал в деталях основные преимущества, которые будут получены от независимости ключевого механизма от засова. Замки для почтовых ящиков могли делаться таким образом.

    Рис.38. Линус Йель: Замок для почтового ящика. Патент США, 1871. Линус Йель предвидел преимущества ключевой механизма, независимого от засова. Рычаг (а) управляет дистанционно расположенным засовом (d).
    Только со временем Йелю удалось избавиться от унаследованной концепции. Когда он создал свой первый замок, он предназначал его как устройство для шкафов и ящиков, не для дверей (рис.33). Он по-прежнему использовал для установки тумблеров круглый ключ (имеющий зубчатый паз, а не кромку, как в более поздних моделях), и это интересно отметить, что он вставлял свой ключ в начале в традиционной манере, пазом вниз, как если бы он по-прежнему был бородкой обычных ключей. Но в его втором патенте (1865), где прямо говорилось о дверном замке, он смело повернул корпус замка в своё логическое положение, когда штифты находятся вверху пробки и давят вниз. Это означало, что ключ должен быть вставлен необычным образом, зубцами вверх. Таким образом, даже манера закрытия двери нарушила привычку, для этого пришлось повернуть ключ в направлении, противоположном тому, которое было инстинктивным.

    Каждая часть замка была, в конце концов, разработана таким образом, чтобы быть изготовленной на станках. Плоский ключ штамповался с самого начала. Штифты вначале отрезались на машине. Но, в конечном счете, они вытачивались и отрезались на автоматических винтовых машинах за одну операцию. Производимые машинами пружины уже были. Даже два цилиндра, внутренние и внешние, получали без ручного вмешательства. Отливаемые сначала, позже они были сделаны машинами, как и все другие компоненты, автоматически.

    Линус Йель-младшый создал замок для нашего времени. Изобретательность, с которой это было сделано, напоминает определенный этап в развитии часов, когда в шестнадцатом веке в Нюрнберге часы были уменьшены до карманного размера с помощью пружин. Преобразование Линуса Йеля был еще более радикальным.

    Как это произошло? Его отец, Линус Йель, запатентовал любопытный замок в 1844 году (рис.29).

    Рис.29. Дверной замок Йеля-старшего, запатентованный в 1844 году. Замок Йеля- старшего представляет собой переход от сложного банковского замка в простой промышленный дверной замок Линуса Йеля-младшего. Его четыре тумблера размещены радиально вокруг подвижного цилиндра со сквозными отверстиями. Каждый из тумблеров (еще называемые поршни) состоит из двух частей, которые пружины (G) поджимают в сторону центра. Ключ, который перемещает тумблеры наружу, имеет цилиндрическую форму, и во многом напоминает ключ Брама. Он действует на «поршни» (D, F), как ключ Брама действовал на его «ползунки».
    Этот механизм содержал цилиндрическое кольцо (C на рисунке), «указанный цилиндр имеет от наружного к внутреннему краю круглые отверстия, в которых размещены цилиндрические поршни.» (24) (То, что старший Йель называл «поршни» по аналогии с тяжелыми поршнями банковского замка, стало «штифтами» его сына). Эти поршни, по словам старшего Йеля, «проходят через указанные отверстия и входят в соответствующие отверстия во вращающемся цилиндре» (E). Они размещены радиально вокруг цилиндра, а каждый поршень выполнен в виде двух отдельных частей, «указанные поршни поджаты в направлении центра пружиной (G), которая крепится к корпусу.» (25)

    Этот замок, задуманный с самого начала как дверной замок, был решён по типу тяжелых банковских замков. Даже в знаменитом сейфовом замке Джозефа Брама 1784 года (рис.30), «тумблеры [были] расположены вокруг цилиндра ключа... подпружинены.» (26) Похожая идея «вращающейся пластины, пронизанной рядом отверстий и имеющей стержень, который перемещал засов», а также «ряд пружин, каждая из которых имеет штифт на одном конце» (27), не была необычной даже гораздо раньше.

    Основные элементы, позже использованные сыном Йеля, уже присутствуют в 1844 году (рис.29): тумблер разделен на две части; пружины; один фиксированный и один вращающийся цилиндр; и ключ (К) без частей, действующих непосредственно для установки тумблеров. Ключ без таких частей представляет собой «цилиндр, содержащий столько клиновидные полости или канавки (X) на его крае, где находятся поршни.» (28) Не похоже ли это описание в патенте 1844 года на описание достижения Йеля-младшего?

    Для того, чтобы заблокировать засов, ключ должен быть нажат, насколько он будет идти, наклонная плоскость ключа вступает в контакт с поршнями (F) и перемещает их, пока их граница между двумя частями тумблера не совместится с границей между внутренним вращающимся цилиндром и фиксированным внешним цилиндром, который теперь может быть повёрнут с помощью ключа. (29)

    Прототипы

    Когда возникает вопрос, откуда произошёл замок Линуса Йеля-младшего, снова и снова ответом будет: «Он произошёл от египетского замка». Тем не менее, даже самые недавние раскопки не раскрывают много о древнеегипетском замке и его развитии. Так называемый египетский замок, конечно, относится к категории тумблерных замков, но ему не хватает одной существенной особенности тумблерных замков средневековья: его тумблеры не расположены в один ряд; железные стержни располагались в различных плоскостях по ширине их горизонтального держателя, как щетинки щетки. Он до сих пор используется в этом виде в скромных египетских жилищах.

    Говард Картер, открывший гробницу Тутанхамона, нашёл металлические ключи (рис.39) в ходе экспедиции лорда Карнарвона (30). Согласно Картеру, они относятся к периоду Птолемеев (323-30 до н.э.). Металл изогнут в форме L и штифты расположены вдоль извилистой линии на коротком плече. Замок, в который он вставлялся, был продуктом технически продвинутого периода, процветавшего при Птолемеях, когда Египет стал центром греческой науки и изобретения. На самом деле, это пост-египетский период.

    Рис.39. Железный ключ, период Птолемеев. 51 дюйм в длину. Из раскопок лорда Карнарвона в Дра Абу эль-Нага, Фивы. Замок Yale не мог происходить от так называемого египетского замка, как обычно считается. Эта сложная форма ключа проистекает из высоко технического периода Птолемеев - третий или второй век до нашей эры. Это больше напоминает греческое, чем египетское происхождение. (Предоставлено Музеем Метрополитен, Нью-Йорк.)
    Более тысячелетия спустя, "Египетский замок" кажется неизменным в принципе: деревянный замок, его корпус, вырезанный из куска древесины платана (C.A.D. 800), был найден экспедицией музея Метрополитен, погребённый среди хлама в келье в монастыре Епифания в Фивах (рис.40) (31). Он того же типа, что и замок периода Птолемеев, но значительно проще. Это тоже Г-образный, но его стержни, хотя только в количестве двух, не выровнены. Чтобы разблокировать, нужно было поднять засов путем установки и поднятия железного ключа. Поскольку этот тип замка сохраняется — его всё еще используют в скромных жилищах в Египте — казалось бы, что средневековый тумблерный замок, с его расположенными один за другим тумблерами и с его плоским зубчатым ключом, возник за пределами Египта. Археологи даже сомневаюсь, возник ли любой тумблерный замок на этой земле вообще. Замки, построенные на тумблерном принципе (Лаконийский замок), похоже, использовались в Греции с шестого века до нашей эры и далее и были привезены в Египет в греческие или римские времена. (32)

    Рис.40. Деревянный замок из платана, C.A.D. 800, из Монастыря Епифания, в Фивах. За тысячи лет после замка эпохи Птолемея, принцип замков остается неизменным. Во всех случаях тумблеры выставляются в направлении вставления ключа, как и в деревянных ключах Фарерских островов или Голландской Пенсильвании, которые используют вообще ключи различной формы.
    Доказательства в отношении места возникновения «Египетского» замка — в Вавилоне, в Египте или в Греции в пятом веке до нашей эры — имеют неоднозначное толкование.

    На вавилонских цилиндрических печатях, датируемых третьим тысячелетием до нашей эры, как было отмечено, Бог-Солнце несёт зазубренный символ (33). Некоторые археологи интерпретировали этот символический инструмент, как пила, другие — как ключ. Это мнение не для раздражения мирян; мы просто указываем на различные толкования и неопределенность нашего прошлого.

    Как мы видели, происхождение не может быть прослежено с уверенностью даже в Египте. Материальные свидетельства начинаются только с эпохи эллинизма, а предположения относительно времени его происхождения варьируется в диапазоне тысячелетия.

    Относительно греческого замка гомеровских и пост-гомеровских периодов, доступна тщательно собранная информация (34). Роспись на вазах и рельефы на надгробиях Аттики подтверждают достоверность описания Гомера, когда Пенелопа открывает дверь камеры, в которой хранится лук Одиссея, «и взяла искусно изогнутый ключ в её сильную руку, прекраснейший ключ из бронзы, на котором была ручка из слоновой кости ... тотчас она быстро выпустила ремень из ручки двери, и вонзила ключ, и стремительно отбросила засовы.» (35)

    Этот ранне-греческий ключ был не более чем своего рода толкатель засова. Жрицы носили такой длинный тяжелый ключ из бронзы на плечах: Его два L-образных от-вода и длинное коленчатое соединение несколько напоминает заводную автомобильную ручку. Так же, как коленчатая ручка должна найти своё гнездо, так и гомеровский ключ должен был пройти через отверстие высоко в двери, чтобы найти засов внутри и отодвинуть его. Позже его острые углы были смягчены в лёгкую S-образную кривую, напоминающую человеческую ключицу, которая, таким образом, получила своё название ключевой кости или ключицы (36).

    Как только мы приближаемся к появлению греческих тумблерных замков в пятом веке, уверенность опять исчезает. У Аристофана женщины, как уже не раз отмечалось (37), жалуются, что плохие люди закрыли дверь кладовой с помощью трёхзубого Лаконийского «секретного ключа». Это всего лишь означает, что Лаконийский замок был типа тумблерного замка. Его три зубца и особенно позднее его название - «Ballanos» или желудёвый замок (38) — уподобляет его с ключами, принадлежащих к эллинистическому периоду, найденными Картером и другими. Этот замок имел цилиндрические тумблеры, чьи концы, для предотвращения выпадения, могут быть несколько расширены в форме жёлудя (39), тогда как деревянный тумблерный замок, который распространился почти по всему миру, имел тумблеры квадратного сечения, ни в коей мере не напоминавшие жёлудь. Непохоже, чтобы греческий язык, с его точными и гибкими фигурами речи, использовал слово «жёлудь» для описания квадратного колышка.

    В Греции пятого века этот тип был назван «Лаконийский замок» (40) от Лаконии, горнодобывающего центра Греции, где металлургическая промышленность процветала, и это название распространилась до Афин и на остальной Эллинский мир (41). В Лаконию, некоторые осмеливаются думать, его маршрут, возможно, проходил из Египта через Ионию и Греческие Острова (42)

    Деревянные ключи

    Интересным для нас здесь является происхождение деревянных ключей, которые поднимают тумблеры в вертикальных канавках своей плоской деревянной гранью. Этнологи считали, что в некоторых замках, в которых тумблеры выровнены в один ряд, достигается «новый момент» (43), хотя они не отличают их, в принципе, от так называемого «египетского» замка. Тем не менее, это особый тип, указывающий на другое происхождение.

    Нет реальных доказательств того, где и когда они появились. Время и страна их происхождения остаётся загадкой. Но есть некоторые наводящие признаки.

    Одним из них является то, что различные образцы деревянных ключей самых разнообразных культур и периодов поразительно похожи. Это не может быть случайно, что замки на Фарерских островах в северной Британии (рис.41) так похожи на замки с Греческих Островов или из старого арабского дома на острове Занзибар, как будто были изготовлены в одной деревне. Они, безусловно, обладают общим происхождением. Они, несомненно, принадлежат одному архетипу, отличному от изогнутого металлического ключа или так называемого «египетского» замка, изогнутый ключ которого с его сложной схемой зубцов является продуктом другой культуры, искушённой в обработке металлов.

    Рис.41. Деревянный двух-тумблерный замок, Фарерские острова. Профиль и разрез. Его два тумблера (d,d) падают в отверстиях (f,f) в части корпуса (a) , чтобы заблокировать механизм, как и в замке из Голландской Пенсильвании (напротив, верх). Два замки отличаются, но незначительно: в пенсильванском замке ключ подводится под тумблеры; в фарерском замке ключ (B, B, C) вставляется через паз вверху замка. (Музей Питт-Риверса)
    Деревянные ключи находят по всей Азии: в Китае, Индии, в Аравии. Некоторые ссылаются на проникновение в результате арабских набегов в тропическую Африку (44), мавританские завоеватели принесли их на север этого континента. С другой стороны, такие ключи находят в немецких крепостях, датируемых эпохой Римской империи (45). Предполагается, что деревянные ключи были распространены по всей Европе в ходе продвижения народов на запад походных в эпоху Великих Нашествий. И замыкая круг, они попали в Америку двумя способами: через немецких, шотландских или швейцарских переселенцев в Пенсильванию и через негров из Гвианы (46).

    Прослеживая этих пути в обратном направлении, они сходятся на одном центре происхождения: центральная часть Азии; там, в степях, скорее всего, и была родина деревянных ключей, не отражённая в исторических письменных источниках.

    Еще одна вещь также указывает на центр Азии. Чем ближе знакомишься с тумблерным замком с плоским деревянным ключом, приходишь к выводу, что это не просто упрощение «египетского» замка или его реализация в плотницкой технике. Весь механизм создавался деревянным. Каждая его часть лишена кривых линий и может быть легко изготовлена крестьянами, пастухами или кочевниками. Они не требуют рабочих навыков, в отличие от замков с изогнутым металлическим ключом. Деревянные ключи возникли в примитивной культуре и в регионе, в котором опирались на дерево в качестве основного материала для своих домов, и, насколько это возможно, для своих инструментов.

    Мы пришли к выводу, что плоские деревянные ключи были более ранним этапом; что более сложные изогнутые металлические ключи были скопированы с деревянных, в соответствии с более высокоорганизованной средиземноморской культурой. Но, по сравнению с деревянными ключами, металлические не очень далеко распространялись.

    Остается вопрос: откуда пришёл замок, который вытеснил замки старых времён? Замок, который изобрёл отец Йеля, был также штифтовым цилиндровым замком, с его разделёнными на две части тумблерами, с вращающимся внутренним цилиндром и фиксированным внешним цилиндром, с его перемещающими тумблеры пружинами. Более двух десятилетий прошло, прежде чем элементы, которые отец Йеля использовал в своём дверном замке, получили окончательную форму в замке Йеля-младшего. Факты, которыми мы располагаем, могут подсказать более детально очертания этого процесса.

    В пятидесятых Йель-младший был полностью поглощен проблемой взломостойкого банковского замка, нерешённой в то время. Каждый из его банковских замков был успешно изготовлен, но он не был удовлетворен, пока не нашёл решения, которое он сам признал надежным. Как мы видели, это был кодовый замок без замочной скважины вообще.

    Каждый день, держа в руках тяжелый ключ к двери его мастерской, он задумывался, может ли он быть более простым и удобным. Разве это не смешно, что ключ, который открывает его «Волшебный банковский замок» почти такого же размера, как ключ, которым заводят каминные часы? Что-то не так, если для обычной двери дома требуется такой неуклюжий инструмент, в то время как толстенная дверь сейфа может быть открыта маленьким ключом, который помещается в жилетный карман.

    Как ни странно это может показаться, но легче представить себе сложные банковские замки, когда это изобретение в воздухе, чем решить проблему, как у дверного замка, который был в застое на протяжении веков.

    Мог ли он пойти дальше по пути своего отца? Штифты были практичными; но установленные таким образом, они не были надежны в эксплуатации. Что хорошего было в сложном, радиальном расположении тумблеров на простой двери дома? Что является адекватным для тяжелой двери сейфа, но не обязательно подходит для домашнего использования. И что еще хуже, тумблеры, расположенные радиально, лежали сразу за замочной скважиной, в пределах досягаемости зрения и осязания, к радости любого взломщика. Было легко вставить инструмент и прощупывать, пока нужный момент не будет достигнут. Новый замок должен был быть более устойчивыми, чем старый, иначе он был бы бесполезным. В своём банковском замке Йель-младший отодвинул механизм ещё дальше внутрь, вне досягаемости вскрывальщика. Он хотел следовать этому принципу в своём дверном замке, но для сложных механизмов об этом не могло быть и речи. Был необходим иной подход.

    Идея отца не использовать ключ для привода засова, как в старых дверных замках, показалась полезной. Йель-младший пытался, в свою очередь, ограничить функцию ключа выставлением тумблеров так, чтобы вращение могло происходить. Но как сделать штифты просто, в глубине, чтобы создать ещё больше трудностей для вскрывальщика? Археологические исследования не были полезными для этой цели. Они привели бы его в тупик, но мы не знаем, насколько тогда египетский замок вдохновлял Йеля, как и его репутация.

    Деревянные ключи из Пенсильвании

    Везде в Пенсильвании на сараях и, возможно, в его время и до сих пор на фермерских домах, Йель мог видеть деревянные тумблерные замки, привезённые переселенцами из Шотландии, Германии или Швейцарии. Их тумблеры были расположены в один ряд (рис.42). Этот тип сохранился с готических времён, как инструменты и мебель первых поселенцев. Голландская Пенсильвания часто проявляла свою игривость в изобретении новых устройств, которые разнообразили деревянные замки. Но это были деревянные замки того же типа, что закрывали средневековые амбары и дома. Этот деревянный тумблерный замок, с его ровными тумблерами и плоским зубчатым ключом, давно служил человечеству. Его простой деревянный корпус, его простые канавки, тумблеры и ключ могли быть сделаны наиболее простым инструментом.

    Рис.42. Деревянный замок из Голландской Пенсильвании.
    (Вверху) Замок закрыт, ключ вне замка. Два тумблера опущены в пазы засова (пунктирные линии), закрепив его, как если бы они были гвоздями.
    (Внизу) Замок открыт, ключ вставлен и поднят, поднятые тумблеры освобождают засов. Современный замок показан в той же фазе: ключ совместил разъёмы тумблеров, позволяя ключу и пробке вращаться.
    Это обеспечивала простая действенность этого типа, она оставалась современной до девятнадцатого века, и может дать решающий импульс, когда современный замок для механизированного производства был изобретён. Незамысловатая простота этого замка спровоцировала гениальный ход в изобретении Линуса Йеля: выровнять тумблеры один за другим в ряд, так просто и эффективно, что эта схема не изменилась до сих пор.
    Комментарии 6 Комментарии
    1. Аватар для Светлана
      Светлана -
      Хочу ещё раз поблагодарить Константина Обринского.
      Это колоссальная работа. Спасибо
    1. Аватар для Bragin-911
      Bragin-911 -
      Спасибо, прочел с интересом
    1. Аватар для Мурат
      Мурат -
      Спасибо, интересно.
    1. Аватар для Bragin-911
      Bragin-911 -
      Цитата Сообщение от Светлана Посмотреть сообщение
      Вы можете просмотреть страницу
      Света, а зачем два клика? Почему не сделать сразу переход на статью? Например когда на тупом мобильном интернете жмешь на эту страницу и ждешь, пока она загрузится, результат загрузки... ну раздражает немного
    1. Аватар для Светлана
      Светлана -
      Цитата Сообщение от Bragin-911 Посмотреть сообщение
      Света, а зачем два клика? Почему не сделать сразу переход на статью? Например когда на тупом мобильном интернете жмешь на эту страницу и ждешь, пока она загрузится, результат загрузки... ну раздражает немного
      Эта тема создаётся автоматически при создании статьи, и связана с ней. То есть, я не здесь публиковала перевод Константина, а в "статьях" (посмотри, это на Главной сайта). При публикации, как уже говорила, автоматически генерируется эта тема, и сообщения в ней связаны с комментариями статьи: то, что написано в форуме, отражается под статьёй, и наоборот.
      Кроме того, представь, что в теме начинается дискуссия. И большущая статья, которая долго загружается, будет грузиться каждый раз, когда ты захочешь ответить в этой теме...
    1. Аватар для Eihwaz
      Eihwaz -
      Большое спасибо за труд, познавательно.

      Вход

      Вход