Your browser doesn't support JavaScript, so you can't post here.
НП МАСОД - Эльбор услышал
  • Эльбор услышал

    День 1. Встреча.

    Ну вот, чуть не опоздали. Прорвавшись сквозь пост проверки багажа, заторопились к первому вагону поезда. Отдышались, пропустив последних пассажиров, и отправились в вагон вслед за ними. Вскоре многоэтажки за окном сменились мелькающими берёзами и елями, а московские апрельские ручьи — сугробами снега. Время за разговором потекло почти незаметно. Мой собеседник — Дмитрий Брагин, удивительный человек, сочетающий знания и опыт мастера по вскрытию замков, слесаря-инструментальщика, токаря, журналиста и спасателя МЧС. Цель поездки — увидеть замки глазами производителя и дать возможность увидеть их глазами сервисников и мастеров-аварийщиков. «Мы» — двое из коллег и единомышленников, представляющие некоммерческую организацию НП «МАСОД», которая объединяет специалистов разных направлений систем ограничения доступа.Через три часа поезд остановился возле станции Окуловка, где нас встречали. Ещё полчаса — и автомобиль свернул возле большого указателя с эльборовским логотипом. Мы оказались перед старым кирпичным зданием, среди большого количества припаркованных на заводской стоянке машин. Добрались.



    Дмитрий Брагин:
    Замки Эльбор мне не нравятся, их агрессивная реклама (возможно, очень грамотно организованная с точки зрения маркетолога) просто раздражает своим несоответствием действительности. О том, как легко они вскрываются примитивным, легкодоступным и широко используемым в криминальной среде инструментом сказано уже много, да и в результате нескольких волн краж репутация Эльбора в нашем городе серьёзно пошатнулась. Проблемы с качеством замков появились не вчера, конструктивные недочеты — тоже.
    Но завод, словно не слыша грустных и многочисленных обращений сервисников, продолжал делать то же самое, а вводимые изменения, похоже, рождались в отделе маркетинга, на взломостойкости и надежности замков сказываясь скорее отрицательно. Несколько лет назад, столкнувшись с волной краж и видя, что воры как мухи на мед начинают слетаться на двери с замками Эльбор, я (и, вероятно, не я один) попытался связаться с заводом. Полученный ответ в духе «все это происки конкурентов, у нас все хорошо и продажи растут» убедил в бесполезности моей попытки, а отношение к заводу и его продукции, мягко говоря, не улучшилось. Создалось ощущение стены глухого непонимания, стоящей между производителями, дилерами, потребителями и сервисными службами. Пробить ее в одиночку — просто нереально.




    Директор производства, Юрий Владимирович Карпов, оказался спортивным и подтянутым молодым человеком, без тени важности, с открытым и внимательным взглядом. Чтобы познакомиться поближе, он предложил прогуляться по городу и поужинать, а назавтра познакомиться с предприятием и встретиться с инженерами и конструкторами. Согласившись с предложенным планом, мы заехали в гостиницу, чтобы оставить вещи, и пошли по весенним улицам Боровичей.



    Город расположился на реке Мста, и его история тесно связана с этой рекой. Без боровичских лоцманов, знающих пороги Мсты, водный путь из Волги к озеру Ильмень (и Великому Новгороду) приходилось бы преодолевать волоком по кружному маршруту. Мы смотрели на скованную льдом реку, стоя на мосту — тоже историческом памятнике города. Его построили в начале прошлого века по проекту профессора Н. А. Белелюбского. Впоследствии его конструкция заимствовалась для других мостов, а он долгие годы служил городу. Старый, лишённый тяжести машин, с потрескавшейся от времени краской, он с грустью смотрит на новый большой мост с текущей по нему жизнью.




    Дмитрий Брагин:
    Пообщаться с руководством, а не отделом маркетинга мне удалось благодаря дилеру Эльбора в Иркутске Игорю Васильевичу Звягину — он пригласил меня в Иркутск и организовал встречу с Ильей Николаевичем Компанцом, генеральным директором завода Эльбор. Поводом были замки, их свойства и возможные изменения. Для подтверждения своих слов я привез с собой инструмент для вскрытия замков, объектом для демонстрации выбрали дверь Эльбор Люкс. Реакция Ильи Николаевича меня приятно удивила. Ведь обычным ответом производителей на критику их детищ бывает агрессивная оборона с длительными рассказами о трудностях крупносерийных производств. Здесь же ничего подобного не было и в помине, первым вопросом ген. директора был такой — «Что мы можем сделать, чтобы изменить ситуацию?» И приглашение мне и Светлане Киринович приехать в Боровичи, посмотреть завод и пообщаться с инженерами.
    Приглашение мы приняли, и что отрадно — одна из дыр в защите замка Рубин была устранена буквально в течении недели после того, как ее показали Илье Николаевичу.




    Во время прогулки и за ужином русло разговора как-то сам собой сместилось к замкам и производству. Мы говорили о защитах и вскрытии, о рекламациях и сервисе дверей. Юрий Владимирович хороший собеседник, умеющий говорить просто и открыто. К концу вечера ушло напряжение первого знакомства и мы расстались до следующего утра.

    День 2. Знакомство

    Мы подъехали к проходной, где нас уже ждал Юрий Владимирович. Проведя нас через проходную, он снова кратко обозначил план работы, уточнив, нет ли замечаний, и тут же показал старомодный стенд с фотографиями истории завода.



    Завод «Эльбор» работает с 1976 года как крупное советское предприятие, выпускавшее пресс-формы и штампы для электронной промышленности, на нём размещались заказы военной промышленности. Он сильно изменился за эти годы, но люди остались прежними. Юрий Владимирович показывал старые фотографии, где нынешние старожилы предприятия улыбались фотографу, не думая, как грядущие годы изменят привычные вещи и их самих, не изменив их улыбок.
    Стенд с кубками, грамоты, спортивные достижения… мы шли по коридору, и чувствовалось, как много меняется на предприятии. Ремонтируемые полы, истёртые бетонные ступени лестниц с крашенными стенами, тут же участки коридора с новыми панелями, тут же кабинеты бухгалтерии и каких-то отделов, отремонтированные и оборудованные большим количеством компьютеров…
    Захватив из оставленных в кабинете вещей только фотоаппарат, мы направились к работающим цехам.



    Дмитрий Брагин:
    В Боровичах нас встретили с удивительным радушием (а если учесть, сколько мной сделано для дискредитации их замков — просто потрясающим), исполнительный директор Юрий Владимирович Карпов полдня водил нас по заводу, показывая все, что мы хотели видеть и увлеченно рассказывая о производстве. Интересный момент: Юрий Владимирович начал карьеру обычным программистом, и он не единственный человек на заводе, прошедший карьерную лестницу снизу доверху. Предприятие бывшей оборонки, Эльбор сумел сохранить кадры и успешно растит новые, что сумели сделать далеко не все предприятия бывшего СССР. Я видел ранее не один завод, и скажу честно – у меня сложились самые положительные впечатления о предприятии.






    Мы вошли и погрузились в завораживающий ритм работы прессов. Совсем не медленный, уверенный, как стук сердца, живой. Здесь вырубаются заготовки под корпусы замков и заготовки под сувальды. Свёрнутые в рулоны ленты листового металла подаются на прессы линиями автоматической подачи Dimeco, требуя только участия оператора.



    Здесь же расположены менее внушительные прессы для штамповки декоративных накладок и несколько прессов для вырубки в заготовках сувальд кодового лабиринта. Штамповщица ловкими движениями устанавливает две сувальды в оснастку, убирает руки — удар пресса. Переворачивает их, меняя местами, убирает руки — снова удар. Две стопки сувальд, отличающиеся зеркальными высотами, складываются в отдельные коробки и отправляются на сборку. Тут же гнутся корпусы и запрессовываются точёные стойки, на которых будут опираться детали замков: приводы тяг, засовы и сувальды.
    Всё рядом, всё расположено так, чтобы было как можно меньше перемещений между операциями.




    Дмитрий Брагин:
    Уделяя огромное внимание оптимизации и экономии на производстве, им удалось выстроить его на современном уровне – каждая необходимая деталь производится точно в срок и оказывается в нужное время в нужном месте. Я не увидел ни запасов деталей, ни складов с материалами – их просто нет, как нет и простоев из-за отсутствия необходимого. Производство движется как единый слаженный и сбалансированный организм, в цехах чистота и идеальный порядок. Бережливо относясь к существующему оборудованию, не скупятся и на приобретение нового: инструментальное производство вызвало у меня откровенную зависть, имея таких специалистов и станки, можно изготовить любое оборудование или штамп. Войдя на штамповый участок, первое, куда сунул нос — это стоящий на прессе штамп. Качество и установка превосходны. Когда-то работал наладчиком на штамповом участке Улан-Удэнского ЛВРЗ, и проблема обслуживания прессов и штампов вызывала головную боль. Из-за не затянутой вовремя гайки штампы выходили из строя, а следить за всеми работающими прессами одновременно наладчик не в состоянии. Эльборовцы решили эту проблему, обучив работающий на прессах персонал простейшим операциям по обслуживанию — их штампы служат дольше, давая заводу солидную экономию. Даже такая «мелочь», как расположение прессов и расстояния между ними учтены и рассчитаны, и некоторые прессы переносились на нужное место, даже если это всего метр-два. Решения, примененные при изготовлении оснастки просты и изящны, снимаю шляпу.




    Чуть в стороне собралась группа рабочих, замеряющих и обсуждающих что-то. Участок ремонта оснастки для штамповки. Подошли, поздоровались. Женщина-мастер со смеющимися глазами ловко уклонилась от объектива: «Куда меня? Их вон снимайте. Видите, вот сын и отец. Сын закончил учёбу, но вернулся на завод, учится теперь здесь…»



    Дальше расположился участок полимерной окраски. Здесь окрашивается небольшое количество производимых ручек (другие заказывают в Китае), планки, корпусы накладных замков. Детали подвешиваются на конвейер автоматической покрасочной камеры для электростатического нанесения порошкового напыления. На заземлённую основу наносится слой отрицательно заряженных частиц порошка, прилипающих к окрашиваемой поверхности, после чего детали перемещаются в камеру полимеризации, где порошок запекается, превращаясь в стойкое полимерное покрытие.



    Пластмассовые элементы из полипропилена отливаются на своём участке термопластавтоматом.



    Я смотрела на всё это, и думала, как же много сторон может быть у сути вещей. Вот так придумаешь себе, что что-то знаешь о замках, а оказывается, твои знания — только малая часть, которая касается твоей работы. И есть целые области, где специалист — не ты, а твой собеседник.
    Мы вышли на улицу. Юрий Владимирович, воспользовавшись затишьем, рассказал о системе организации производства. Её разработали японцы, но суть её настолько естественна, что, наверное, она просто существует сама по себе: оставить то, что необходимо, поддерживать чистоту, и быть последовательным, следуя этим принципам. Это большой труд, подразумевающий изменения в организации от размещения рабочих мест и участков до изменений в системе учёта и планирования производства. Ещё один принцип, который заложен в систему организации производства, тоже взят у японцев и описан американскими исследователями производственной системы Toyota. Это принцип бережливого производства, суть которого — стремиться к уменьшению тех затрат, которые не нужны конечному потребителю. Например, затрат на складское хранение или перепроизводство продукции.
    В цехе, где отливались латунные заготовки ключей и детали из ЦАМа, тоже было шумно: после отливки с них необходимо убрать излишки (облой) и подвергнуть обработке в барабане галтовочной машины.



    Литьё заготовок ключей (небольшое видео).
    Цех, где производятся стойки замков и другие детали:



    И, наконец, участок окончательной сборки замков, где замки собирались с виртуозной ловкостью. Сейчас здесь проверяется работа каждого ключа, — раньше было иначе.



    Говоря о замках, Юрий Владимирович заметил, что нужно очень многое изменить: в последние годы основные усилия были брошены на производство дверей. Эльбор намерен догнать упущенное.
    Цех производства дверей произвёл впечатление. Его оснастка рассчитана под выпуск дверей типовых размеров; потенциал производства предполагает объёмы, в несколько раз превосходящие нынешние.




    Дмитрий Брагин:
    Итальянская линия на момент нашей экскурсии не работала, просто потому что ее производительность выше существующей на сегодня потребности, конвейер сборки рам и дверных блоков посмотрели в действии. Точность деталей позволяет любой блок подвесить на петли любой рамы, — прямо автомат Калашникова. Насколько я знаю, на сегодня такое возможно только у дверей Эльбор. Есть у них и свой стенд для ресурсных испытаний, причем в комплексе: происходит почти весь цикл запирания/отпирания двери.



    Полную автоматизацию операций по резке, вырубке и гибке листового металла обеспечивает линия промышленной группы Salvagnini.



    В этот день нам удалось увидеть в действии только сборку дверной рамы и окончательную сборку дверей.




    Дмитрий Брагин:
    Во время осмотра завода меня преследовала неотвязная мысль: ну как же так, на ТАКОМ заводе делаются такие вот замки?! Ведь люди действительно болеют за свое производство, тратят столько сил на его организацию… Юрий Владимирович вызвал у меня и Светланы живую симпатию, этот человек просто живет своим заводом. Желание критиковать медленно испарялось, и к моменту обсуждения собственно замков сменилось искренним желанием помочь.


    Мы не могли охватить всё. Практически не задерживались на участке изготовления штампов с электроэрозионным и другим интересным оборудованием, не заходили в бездействующий на данный момент цех по изготовлению ригелей. Уже не хватало времени.
    В кабинет Юрия Владимировича принесли замки, собрались инженеры и технологи. Дмитрий продемонстрировал методики вскрытия различным инструментом, мы обсуждали недостатки замков, их устойчивость к вскрытию и возможные решения этих проблем.






    Дмитрий Брагин:
    Мы постарались объяснить, что делает их замки уязвимыми, они внимательно слушали и старались понять. К чести инженеров Эльбора нужно сказать, что их интерес был неподдельным, желание что-то изменить искренним, а главное не было ни капли неприязни к «понаехавшим и критикующим».Что-то уже сделано, например изменена защита замка Рубин, перед упаковкой сборщики проверяют каждый ключ из комплекта, проверяя его работу по нескольку раз в различных положениях замка. По словам Юрия Владимировича, это будет делаться до тех пор, пока полностью не исчезнет брак в нарезке ключей. Договорившись в будущем поддерживать связь, мы расстались почти друзьями.




    Пожалуй, это самое главное, ради чего имело смысл встречаться людям практически их разных концов страны. Мы хотели слышать и понимать друг друга.





    Дмитрий Брагин, Светлана Киринович.
    (НП «МАСОД», март 2013 года)

      Вход

      Вход